Мило только в кино: Запад скопировал методы Штази

Недавно мы вспоминали позорную страницу нашей истории — про то, как Советский Союз в лице своего последнего лидера Михаила Горбачева, договариваясь с канцлером ФРГ Гельмутом Колем об объединении двух Германий (Западной и Восточной), не позаботился должным образом о гарантиях для 16 миллионов немцев ГДР. В итоге в новой большой своей стране они стали людьми второго сорта. И до сих пор ими остаются, нося презрительное прозвище "осси" — "восточники". Со стороны Москвы такая сдача целой страны была настоящим предательством.

Поводом для воспоминаний стало 3 октября — 28-я годовщина объединения Западной Германии — Федеративной Республики — и Восточной — Германской Демократической Республики — той, что была союзником и искренним другом СССР. Тема оказалась столь острой, что нашла большой отклик у наших зрителей как в России, так и в Германии. Быть может, еще и потому, что ни в наших учебниках по истории, ни в официальных речах о предательстве Советским Союзом восточных немцев до сих пор в России ни слова. А ведь именно Германская Демократическая Республика была едва ли не самым верным нашим союзником в послевоенной Восточной Европе. Долго. Сменяя поколения.

Но одно дело — СССР — страна, что к 1990 году оказалась на излете- как экономически, так и нравственно, а другое — новая Россия, которая вроде бы должна была начать с хорошего, демонстрируя моральное превосходство над тем, от чего отказались.

Ан нет. Смена Горбачева на Ельцина в отношении Москвы к восточным немцам ничего не изменила. Я понимаю, что юная постсоветская Россия была слаба, если не сказать беспомощна, но мы не сделали даже того, что нам ничего бы не стоило. Уже после СССР в Москве укрывался от политических преследований в Германии смертельно больной Эрих Хонеккер.

Хонеккер — фигура значительная. Он возглавлял ГДР целых тринадцать лет — вплоть до октября 1989 года. Так, в 1992-м 80-летнего Хонеккера, страдавшего раком печени, чуть ли не насильно загрузили в самолет "Аэрофлота" и экстрадировали в Берлин, где его тут же арестовали и бросили в тюрьму "Моабит". По жестокой иронии в ту же тюрьму Хонеккера уже сажали гитлеровцы — на 10 лет — еще до Второй мировой за антифашистские выступления. Во второй раз в "Моабит" Хонеккер попал уже с подачи ельцинской России. Сейчас об этом вспоминать как-то и неловко, но факт есть факт.

Другой пример — Маркус Вольф. Он 30 лет возглавлял разведку ГДР (Штази) — до 1987 года. По важности добываемой информации и качеству своих агентов Штази считалась на Западе даже опаснее, чем КГБ или ГРУ. Это заслуга Маркуса Вольфа. А КГБ и ГРУ получали все, что добывала Штази, ведь служба Маркуса Вольфа работала на весь советский блок. А общим центром был Кремль.

Одна деталь. Когда Маркус Вольф строил свою агентурную сеть, под дипломатическим прикрытием работать было невозможно. По той простой причине, что процесс признания ГДР как государства на Западе начался лишь в 1973 году. А значит, до этого никаких посольств у непризнанной страны быть и не могло. Но Маркус Вольф нашел другой, куда более эффективный ресурс. Он отправил на Запад тысячи агентов, которых позже окрестили "Ромео". Их оружием стали романтические отношения с теми, кто мог стать источником ценной информации. Разумеется, в арсенале Маркуса Вольфа были "Джульетты". Сам Маркус Вольф, естественно, всегда отрицал, что важнейшим инструментом Штази был секс.

Но кто, скажите мне, из разведчиков когда-либо в чем-то сознавался? Разумеется, если это не предатели. Предателем Маркус Вольф никогда и не стал. В любом случае, именно Маркуса Вольфа считают пионером в массовой подготовке профессиональных агентов-соблазнителей.

Запад, надо сказать, хотя и с опозданием, решил скопировать методы Штази. В кино на примере Джеймса Бонда это могло выглядеть мило, но в реальности до сих пор выходит до неприглядности грубовато. Недавно в Англии, например, разразился скандал, когда на одном из судебных слушаний всплыли компрометирующие британские спецслужбы документы. Их прокомментировала официальный представитель МИД России Мария Захарова.

"Предъявленные документы — секретное письмо 2012 года, вполне современное, за подписью тогдашнего премьер-министра Кэмерона, и сильно отцензурированная служебная инструкция — свидетельствуют, что агентам разрешается совершать преступные деяния, вплоть до убийств и изнасилований, если это идет на пользу "национальным интересам". Вы такое где-нибудь слышали?! Это не российская пропаганда, российская информационная машина, как нас всех обзывают, а рассекреченные документы, которые дают право британским спецагентам на изнасилование, если оно идет на пользу национальным интересам. Примечательно, что, согласно этой инструкции, осведомители британской разведки формально не получают никаких гарантий от преследования за совершенные "по службе" преступления, а решение "закрыть глаза" на каждый конкретный случай принимается курирующим сотрудником", — заявила Захарова.

Решили учиться у Штази, но все опошлили изнасилованиями. Там-то были "Ромео". И все по любви. Кстати, первый "Ромео" по прозвищу Феликс был отправлен Маркусом Вольфом на Запад в 1952 году. Миссия оказалась выполнимой. Феликс присмотрел одну из одиноких секретарш по имени Гудрун в аппарате канцлера ФРГ Конрада Аденауэра. По заданным параметрам ей был подобран еще один "взломщик сердец" — под псевдонимом Астор. Тот и превратил фрейлин Гудрун в важный источник информации для Штази и советской разведки на несколько лет.

Не знаю, как, но и Габриэла Гаст — главный аналитик по СССР в западно-германской разведке БНД — превратилась в агента Штази.

Другой колоссальный успех — офицер Штази Гюнтер Гийом. Действовал в ФРГ почти 20 лет и сумел стать личным референтом канцлера Вилли Брандта. Бесценно, ведь все документы со стола канцлера попадали в руки Маркуса Вольфа, как и записи всех разговоров Вилли Брандта.

После отставки на рубеже 90-х Маркус Вольф уехал в нейтральную Австрию. Оттуда 22 октября 1990 года президенту СССР Михаилу Горбачеву отправил письмо.

"Дорогой Михаил Сергеевич! Разведчики ГДР много сделали для безопасности СССР и его разведки, и агентура, которая сейчас подвергается преследованию и публичной травле, обеспечила постоянный поток надежной и ценной информации. Меня называют "символом" или "синонимом" успешной разведывательной работы. Видимо, за успехи наши бывшие противники и хотят меня наказать, распять на кресте. Вы, Михаил Сергеевич, поймете, что я ратую не только за себя, но за многих, за которых болит сердце, за которых я и поныне чувствую ответственность", — говорится в документе.

В этом же письме Маркус Вольф просил Горбачева в ходе предстоящего визита в ФРГ защитить разведчиков Штази, их информаторов, с которыми обращались в немецких тюрьмах хуже, чем с военнопленными. Еще Вольф писал, что, невзирая на любые перемены в политике, нельзя бросать тех, кто десятилетия были надежными союзниками СССР. Защита подопечных для создателя Штази была во многом личным делом. Ведь Маркус Вольф, пользуясь тем, что его фото было неизвестно никому, лично навещал своих агентов по месту работы.

Михаил Сергеевич, которого Вольф назвал "дорогим", не ударил палец о палец. И даже не ответил на письмо. Тогда из Австрии, отказавшей Маркусу Вольфу в убежище, экс-глава Штази отправился в Москву лично. Не получив здесь никакой защиты ни от Горбачева, ни уже от Ельцина, Маркус Вольф с открытым забралом улетел в Германию. Там его ждали тюрьма и целая череда судебных процессов, на которых он не выдал ни одного агента Штази, а от всех заманчивых предложений из США в обмен на эмиграцию и покровительство отказался. Из России помощь так и не пришла.

Вот тут и подумаешь, что должно значить слово в отношениях между странами, которые всегда и отношения между людьми. А отношения между людьми наверху — это всегда и отношения между странами.

Сегодня