Американцы устали от политкорректности

Американский телеканал CNN устроил культурную дискуссию на тему соотношения свободы слова и внутренних ограничений, которые накладывают на говорящего рамки политической корректности. То есть в Америке это становится темой. И все более важной. К обсуждению были приглашены и зрители. Их комментарии на экране отражали усталость от этой самой политической корректности — обтекаемости формулировок, что выхолащивают мысль и эмоции. А вся передача смотрелась как некая эпитафия по политкорректности, как воспоминание о ней.

"Люди испытывают стресс от того, что из их жизни исчезает юмор". "Как только один открывает рот, тут же находится несогласный с ним". "Не надо прочерчивать никаких границ. Ты свободен говорить, что хочешь, так же, как и свободно нести за свои слова ответственность". Собственно, именно такое понимание свободы сейчас усваивает американская топовая телеведущая Мегин Келли, которая недавно как пробка вылетела с телеканала NBC за высказывание, которое сочли расистским.

С клеймом "расизм" на американском телевидении не работают. Мегин Келли, образно говоря, линчевали. Ее "казнили", уничтожили именно по этой технологии — разъяренная толпа, никакие оправдания не принимаются, расправа, труп. Хотя я лично уверен, что Мегин Келли не расистка. И уж точно ни одну из рас не хотела оскорбить. Но, тем не менее, Келли сейчас – "труп". Не знаю, что должно произойти, чтобы она "ожила" и вернулась на экран. Ее "распяли" по всем правилам политкорректности, которые, как видим, еще работают. И это при том, что сама по себе политкорректность, судя по недавнему опросу телеканала Fox News, американцам надоела, словно горькая редька. На круг четверо из пяти эту самую политкорректность ненавидят. Причем разница среди белых, черных, желтых и испаноговорящих несущественна.

Всем она уже поперек горла. Собственно, это новый, но уже очень уверенный культурный тренд во всем мире. Политкорректность родилась в Америке в середине 80-х. Тогда казалось, что новояз из умолчаний (не говорим о черной преступности), подмены одних слов другими и даже отказа от целых научных дисциплин — антропология, например, как наука стала неполиткорректной — политкорректность сплотит общество, сгладит противоречия. Не получилось. Проблемы никуда не ушли, а запрет на их обсуждение лишь усилил в обществе напряженность.

Это с одной стороны. А с другой, — привлекательными фигурами как раз оказались те, кто говорили без оглядки, чьи слова отражали эмоции и звучали как минимум смело. Успех Дональда Трампа на выборах во многом связан именно с тем, что он оседлал волну ненависти к политкорректности. С Трампом спорили и ему ужасались, но в любом случае, Трамп-кандидат звучал свежо и искренне. А это уже было немало.

Независимо от Трампа в мире стали выигрывать политики и движения, в основе популярности которых — смелые высказывания, что считывались как решимость и искренность. Когда "Альтернатива для Германии" растет на том, что предлагает с позиций здравого смысла посмотреть на проблему мигрантов, то эта новая партия завоевывает места в парламентах уже каждой земли Германии.

Когда еще пару лет назад лидер Филиппин Дутерте публично потребовал от президента США Обамы не вмешиваться в его дела, а вдобавок назвал "сыном шлюхи", обещая при встрече проклясть, филиппинцы ему аплодировали.

Когда сейчас новоизбранный президент Бразилии Болсонару побеждает в крупнейшей стране Латинской Америки, то это и результат его полного отказа от политкорректности. Большинство избирателей не смущает его эпатаж. Болсонару просто заплатил штраф за то, что в полемике с женщиной-депутатом бразильского парламента Марией до Розарио заявил, что та столь уродлива, что даже недостойна быть изнасилованной. И это в ответ, что дама первая назвала его "насильником".

Конечно, это явный перехлест. Но перехлест нынче даже у самой политкорректности. Из той же программы CNN: "Политическая сверхкорректность — вот настоящая проблема!" Но опять же, где критерии? В любом случае протест против политкорректности — налицо. Например, самовыражение в женском спорте.

Костюм черной кошки из вымышленной африканской страны Ваканды на Сирене Вильямс в ходе теннисного турнира Roland Garros. Сирена потом говорила, что ей хотелось почувствовать себя сказочной воительницей, супергероиней. Шквал критики, но Сирена готовит новый костюм.

А вот наши. Как вам Евгения Медведева в черном неглиже и наброшенной поверх расстегнутой мужской рубашке? Словно утром невзначай... Но это недавний Гран-при Канады. Наш привет феминисткам. Еще смелее там же выступила наша Лиза Туктамышева. Кстати, она этап Гран-при Канады по фигурному катанию и выиграла. На показательных выступлениях Туктамышева вызывающе показала себя женщиной. Безо всяких политкорректных двусмысленностей и запретов. И, конечно, Алина Загитова. Растет и развивается в сторону бескомпромиссной женственности. И каков посыл! Фурор! Нужны слова? Вот она, абсолютная мировая рекордсменка в женском одиночном катании Алина Загитова. Поздравляем!

Конечно, возвышаться до общекультурных обобщений лишь на этих примерах слишком рискованно. Но если вы сами следите за переменами, то и вы не можете не подмечать очевидного. Мир соскучился по честности. А у честности есть и свой стиль. Его можно имитировать, но и имитациями ведь тоже многие наелись. Научились распознавать.

Например, когда отбрасывается политкорректность, а вместо нее звучит элементарная грубость, как это сегодня часто у англичан. Чего стоит хотя бы их диковатый министр обороны Гэвин Уильямсон, который заявляет, что Россия должна "отойти и заткнуться". То это уже — провал интеллекта и воспитания. Неспособность сладить с новым вызовом, когда сброс коросты политкорректности дает новую свободу, но предполагает и культуру обращения с ней. Для многих такой вызов сложнее.

Сегодня